WarWays.ru Ты сам выбираешь свой путь.

Тяжелый танк КВ-2: неуязвимый гигант Сталина

КВ-2 в бою

24 июня 1941 года в дневнике генерал-полковника Франца Гальдера появилась такая запись: «На фронте Группы Армий «Юг» появились новые русские тяжелые танки, которые вооружены, скорее всего, пушкой калибра 80 мм, или даже калибра 150 мм, что, впрочем, маловероятно». Немецкий генерал ошибался. К моменту начала войны Красная армия имела на вооружении более двухсот тяжелых танков КВ-2, вооруженных гаубицей калибра 152 мм. В то время ни одна из армий мира не имела ничего подобного ни по мощности вооружения, ни по надежности броневой защиты.

КВ-2 – это советский тяжелый танк, разработанный конструкторами Кировского завода (ЛКЗ), на базе КВ-1. Эта боевая машина предназначалась для прорыва долговременных вражеских укреплений, поэтому главной ее «изюминкой» стала мощнейшая 152-мм гаубица М-10Т. На момент своего принятия на вооружение КВ-2 (как и КВ-1) был, без сомнения, новаторской машиной, в конструкции которой были реализованы самые передовые идеи танкостроения того времени: дизельный двигатель, противоснарядное бронирование, рациональные углы наклона брони, индивидуальная торсионная подвеска и компоновку корпуса с моторным отделением в корме.

Танк КВ-2

Танк КВ-2 был разработан в кратчайшие сроки и принят на вооружение в феврале 1940 года. Решение о создании танка было принято под впечатлением финской войны, учитывая опыт прорыва «Линии Маннергейма». Серийный выпуск этой машины был налажен на Кировском заводе. История тяжелого танка КВ-2 оказалась недолгой. 22 июня 1941 года началась совсем другая война, в которой советским танкистам было не до прорывов вражеских укреплений, поэтому уже в июле производство второго КВ было остановлено. Танк КВ-2 использовался в первые месяцы войны, но большая часть этих машин была потеряна на марше, еще до встречи с противником.

История создания

История танка КВ-2 началась еще в середине 30-х годов, когда советские военачальники пришли к мнению, что Т-35 – тяжелая пятибашенная машина прорыва – уже не соответствует предъявляемым к нему требованиям. В первую очередь военных не устраивал его уровень защищенности. Поэтому в 1937 году специалистам харьковского завода № 183 было поставлено задание, создать новый тяжелый танк (массой до 60 т) с противоснарядным бронированием. Вскоре к работам были подключены и конструкторы ленинградского Кировского завода, которые имели за плечами опыт создания трехбашенного Т-28.

Рисунок КВ-2

В конце 1938 года Комитету Обороны были представлены проекты двух тяжелых танков прорыва: СМК и Т-100. Однако представители обоих заводов заявили, что при сохранении трехбашенной схемы, уложиться в заданную массу 60 тонн они не смогут. Поэтому после обсуждения от второй башни решено было отказаться. При этом ленинградцы предложили параллельно начать разработку однобашенного тяжелого танка, который бы по своим основным характеристикам был аналогичен СМК.

Однобашенная машина получила индекс КВ («Клим Ворошилов»), работы над ней начались в феврале 1939 года. Имея значительный массив наработок на СМК, ленинградские танкостроители уже к апрелю создали полноразмерный деревянный макет будущего танка, а в мае 1939 года чертежи были отправлены на производство. Изначально рассматривались два варианта боевой машины: с карбюраторным двигателем и дизельным, но затем от использования бензинового мотора решили отказаться. В единственной башне танка были установлены два орудия: калибра 45 и 76 мм.

В конце сентября 1939 года разработчики приступили к полигонным испытаниям, но уже 30 ноября началась советско-финская война. По решению руководства страны опытные машины КВ, СМК и Т-100 были отправлены на фронт, где они составили особую роту тяжелых танков.

КВ-2 с повернутой башней

Первые бои Зимней войны наглядно продемонстрировали эффективность тяжелого танка КВ, однако 76-мм пушки было недостаточно для поражения многих видов оборонительных вооружений. С помощью этого орудия можно было уничтожить деревоземляную пулеметную точку, но подавить бетонный ДОТ она не могла.

В январе 1940 года на Кировском заводе началось производство установочной партии КВ, первые четыре машины из которой должны были получить в качестве основного вооружения гаубицу калибра 152 мм. Предыдущий опыт эксплуатации орудия в полевой артиллерии показал ее достаточную мощь для уничтожения серьезных укреплений противника. Первоначально на танк планировали вооружить гаубичным орудием образца 1909/30 годов. Однако к 1940 году его характеристики уже были недостаточны, хотя эта пушка имела подходящие габариты для установки в башню танка.

В советских документах того периода КВ-2 именуется «танком с большой башней», а базовая модификация машины, соответственно, – «танком с малой башней».

Разработчики обратили свое внимание на гаубицу М-10, которая была принята на вооружение в 1938 году. Она имела отличные характеристики, но в башню стандартного КВ не влазила. Поэтому для нового штурмового танка была разработана новая башня, с большими размерами, но со старым диаметром погона. Это позволило не переделывать весь бронекорпус машины. Боекомплект орудия составлял 36 снарядов раздельного заряжания. Его установка производилась через специальную дверь в задней части башни.

Также по сравнению с базовой модификацией была немного изменена ходовая часть танка, на него был установлен новый более мощный дизельный двигатель В-2К (600 л. с.). Общая масса боевой машины составила 52 тонны. Кроме 152-мм пушки в состав ее вооружения входили еще три пулемета.

КВ-2 на полигоне

Уже 17 февраля первые два тяжелых танка прорыва со 152-мм орудиями были направлены на фронт, всего же в боевых действиях участвовало три КВ-2. Испытания в реальных боевых условиях показали, что новые машины практически неуязвимы для огня противотанковой артиллерии противника, но при этом имеют слишком слабый двигатель для своей массы.

После окончания Зимней войны испытания танка прорыва были продолжены. Они показали массу недоработок в конструкции машины. Неудовлетворительной была признана работа воздушного фильтра, системы охлаждения, трансмиссии, недостаточной – прочность катков и траков, кроме того, было обнаружено множество мелких дефектов. Эти замечания касались как конструкции танка прорыва КВ-2, так и базовой машины КВ-1.

По этому поводу представитель военной приемки на Кировском заводе инженер Каливода написал возмущенное письмо главе наркомата госконтроля Мехлису, в котором он жаловался, что предприятие не спешит устранять многочисленные дефекты танка. В этом же документе есть описание основных «болезней» новой машины. На завод была послана комиссия, по результатам работы которой Мехлис написал записку на имя Сталина и Ворошилова. В ней он указывает, что новый тяжелый советский танк имеет весьма серьезные недоработки. Однако и этот сигнал остался без последствий. Руководство страны продолжало спускать на завод директивы, предписывающие увеличить производство танков, при том, что их качество оставляло желать лучшего.

Если в 1940 году Кировский завод выпустил чуть более 240 тяжелых танков, то план на 1941 год предусматривал производство 1 тыс. машин КВ-1 и КВ-2.

КВ-2 в деревне

Потом подобный подход очень больно «аукнется» в первые месяцы войны, когда большинство КВ-1 и КВ-2 будет брошено танкистами еще до столкновения с противником. Основной причиной потерь этих боевых машин станут поломки.

Описание конструкции

Тяжелый танк КВ-2 выполнен по классической для советской школы танкостроения схеме компоновки, с задним расположением двигателя и трансмиссии. Корпус танка сваривался из катаных броневых листов толщиной от 20 до 75 мм. Внутри танка КВ-2 находился экипаж, состоящий из шести человек. Первые КВ-2 несколько отличались формой башни от последующих серийных машин.

Чертеж КВ-2

В передней части корпуса находилось отделение управления, в котором размещалось рабочее место механика-водителя и стрелка-радиста. Здесь же располагались органы управления танком и приборы, радиостанция, баллоны со сжатым воздухом для запуска двигателя и аккумуляторные батареи. Над местом механика-водителя находился смотровой люк, который закрывался броневой крышкой с триплексом. В бою он обеспечивал обзор водителю. Люк был и над местом радиста.

Всю среднюю часть машины занимало боевой отделение. В нем находились места командира танка, который одновременно выполнял функции заряжающего, наводчика, замкового и младшего механика-водителя. Существовали две модификации башни танка КВ-2: первоначальный вариант и более поздняя башня с меньшей массой и высотой.

Подбитый КВ-2

Вдоль бортов боевого отделения машины размещались топливные и масляные баки, а также часть боекомплекта. Обзор поля боя осуществлялся за счет зеркальных смотровых приборов, размещенных в крыше башни и в ее кормовой части. Смотровые щели также имелись и в бортах башни. В кормовой части танковой башни располагался люк, который использовался для установки и демонтажа орудия. Позже он стал использоваться для посадки и высадки экипажа, а также загрузки боеприпасов.

Моторное отделение находилось в задней части машины, от боевого оно было отделено специальной разборной перегородкой. Танк оснащался дизельным двигателем В-2К с двенадцатью цилиндрами и мощностью 500 л. с., позже она была доведена до 600 л. с.

КВ-2 имел механическую трансмиссию с пятиступенчатой коробкой передач, которая, по мнению большинства экспертов, была самым слабым элементом его конструкции.

КВ-2 в музее

Танк имел ходовую часть с индивидуальной торсионной подвеской, на каждый борт приходилось по шесть опорных катков. Ведущие колеса находились сзади, а ленивцы – спереди.

Все танки КВ-2 оснащались коротковолновыми радиостанциями 71-ТК-3 и внутренним переговорным устройством.

На танк КВ-2 устанавливалась 152-мм гаубица М-10Т с боекомплектом 36 снарядов раздельного заряжания. Он комплектовался только одним видом боеприпасов – осколочно-фугасной гранатой ОФ-530 массой 40 кг.

Кроме того, боевая машина была вооружена еще тремя пулеметами ДТ калибра 7,62 мм: одним курсовым, кормовым и спаренным с орудием.

Боевое применение и общая оценка проекта

К началу восточной кампании немецкие военные имели крайне смутные представления о советских танковых войсках, количестве боевых машин, находящихся на вооружении РККА и их основных характеристиках. В своей книге Achtung Panzer Гейнц Гудериан оценивает общее количество советских танков на уровне 10 тыс. штук. Гитлер этим цифрам не верил, считая их сильно завышенными. Немецкий генерал действительно ошибался, но не в большую, а в меньшую сторону: по оценкам российских историков на момент начала войны СССР имел более 25 тыс. танков и других видов бронетехники.

КВ-2 и немецкие солдаты

Однако в первые месяцы войны немцы были поражены не только численностью танковых войск РККА, но и боевыми качествами советских машин. Так, например, немецкий генерал Гальдер долго не мог поверить в существование советского танка КВ-2, вооруженного 152-мм орудием.

В прямом боестолкновении с советскими КВ и Т-34 у немецких танкистов практически не было шансов. Броневая защита тяжелых танков КВ-1 и КВ-2 была абсолютно не уязвима для германской противотанковой артиллерии и орудий танков. При этом 152-мм пушка КВ-2 гарантировано поражала все виды бронетехники вермахта. Однако при этом 1941 год стал настоящим «танковым погромом» для Красной армии.

Причина танковых — да и не только — побед немецкой армии 1941 года кроется не в количественном превосходстве вермахта над РККА — на протяжении всей войны оно было за Красной армией — и не в лучших характеристиках германских танков, а в грамотной стратегии и отличной подготовке танковых экипажей. В начале войны СССР имел огромное количество танков, но не имел танковых войск, как полноценного боевого инструмента.

Мертвый танкист на броне подбитого КВ-2

Если говорить о боевом использовании конкретно тяжелого танка КВ-2, то оно было не слишком эффективным. Во-первых, эту боевую машину можно назвать высокоспециализированной, она изначально разрабатывалась для борьбы с хорошо защищенными укреплениями противника, а не с его бронетехникой. 152-мм гаубица, конечно же, пробивала броню любого немецкого танка, но ее скорострельность была ниже, чем 76-мм орудие КВ-1 и Т-34. Во-вторых, масса КВ-2 была больше (52 тонны), чем у КВ-1 (43 тонны), что делало «двойку» еще менее маневренной на поле боя. Именно по этим двум причинам производство КВ-2 было остановлено практически сразу после начала войны.

Захваченный КВ-2

Однако главным минусом этих тяжелых машин было несовершенство их конструкции. Именно поэтому большая часть этих тяжелых боевых машин были потеряны еще до реального столкновения с противником. Надежность танка явно оставляла желать лучшего. Больше всего хлопот танкистам доставляла трансмиссия, она просто не выдерживала массы тяжелой машины. Не меньше нареканий было и на работу воздушного фильтра. Кроме того, несовершенными были приборы наблюдения, которые не обеспечивали экипажу нормальный обзор в бою. Все это приводило к тому, что в условиях отступления танки КВ-2 даже с небольшими дефектами приходилось бросать или уничтожать. Парадоксальнее всего тот факт, что все слабые места конструкции КВ-1 и КВ-2 были хорошо известны советским военным еще до начала войны. Докладывалось о них и высшему руководству страны, но для их устранения ничего сделано не было.

Перевернувшийся КВ-2

Если же КВ-2 все же доезжал до поля боя, то у немцев начинались серьезные проблемы. Уничтожить советского «стального монстра» можно было только с помощью 88-мм зениток или артиллерии калибра более 100 мм. Иногда для поражения КВ-2 немцы использовали авиацию.